Времена не выбирают…

 

В них живут и умирают.
Большей пошлости на свете
Нет, чем клянчить и пенять,
Будто можно те на эти,
Как на рынке, поменять…

Эти строки Александра Кушнера можно поставить эпиграфом к нашей встрече с Галиной Никиенко, поведавшей нам, корреспондентам «Школы журналистики» центра эстетического воспитания детей (театрального искусства), о своем послевоенном детстве.
Галина Ивановна – вахтер нашего центра. Добрая, внимательная, интеллигентная. Поэтому в раздевалке и в коридоре всегда порядок. Каждого из ребят знает в лицо, и если надо – проявит заботу или сделает замечание.
Удивительна судьба этой женщины, помнящей себя с двух лет.
…Память, как яркая вспышка, высвечивает, как маленькая девочка, стоя у замороженного окна, в проталинку видит подводы. На них — укутанные в клетчатые платки эстонцы и литовцы, высланные в Сибирь из родных мест.
С тех пор прошло 70 лет, а картинка, как живая. Галина Ивановна оживила для нас в своих воспоминаниях множество моментов своего детства, так непохожего на наше и такого сурового, что порой мурашки бегут по коже. Но детство бывает разным. И об этом нужно знать. Ведь ценность многого, что нас окружает, познается в сравнении. Поэтому мы решили собрать эти воспоминания, как кусочки мозаики, и сохранить в своей памяти.

Про «яйца-билетики» и труд праведный

Галя была самой младшей в семье из шести человек, где, кроме нее, росло еще двое детей – брат и сестра. Отец – из депортированных немцев, родом из Саратова, мама – белоруска.


– Детство мое прошло в деревне Косые Ложки, жители которой первоначально входили в колхоз «Красная Заря», – вспоминает Галина Ивановна. – Жили очень бедно. Спали на соломенных матрасах. Дом обогревала железная печь, которая очень быстро остывала. Питались, в основном, всем, что росло в поле и в лесу. За лакомство считали корень саранки, марьин корень, чернобыльник, пучки… А если кто-нибудь угостит супчиком, подкрашенным молоком, то это был настоящий праздник!
Росла я озорным, шаловливым ребенком. Поэтому и случались разные курьезные истории. Как-то однажды решила покататься на тележке с горки. Да так и угодила на всей скорости в заросли крапивы! Все тело покрылось ожогами, боль была нестерпимая. Но это не остановило меня в дальнейшем от новых «приключений».

Игрушек у нас не было. Зато отец, который зарабатывал тем, что выполнял заказы в кузнице, изготовил санки, так нужные в домашнем хозяйстве. Однажды я решила покататься. По дороге встретила незнакомую женщину. Она и упросила меня дать на время саночки. И за это предложила мне… пряник. Увидев настоящий пряник, я забыла обо всем. Ведь в те времена о таком угощении мы могли только мечтать или видеть во сне. Чудесный гостинец я съела, а саночки так и пропали вместе с незнакомкой. Вся семья очень сокрушалась об этой пропаже. Ведь на новые санки у отца не было нужного материала.

…Хоть и была я маленькая, но при этом удаленькая. Поэтому и доверили мне собирать яйца в курятнике. Кур сторожил злой петух, который клевал всех посторонних. Но я с ним отважно справлялась. Яйца мы меняли на кости, тряпки и прочее утильсырье, которое, в свою очередь, обменивалось на продукты, керосин. А еще яйцо служило своего рода «билетиком» для входа в клуб на просмотр кинофильма.
Вход ребенка «оплачивался» одним яйцом, взрослому нужно было принести два!

Но кино – это одно из редких удовольствий. Ведь наше детство прошло в труде. В шесть лет мы уже участвовали в покосе, возили копны сена, пололи хлеб. Причем, требования к детям были такие же, как и ко взрослым.

Дорога в первый класс, или Любимые валеночки

– Так случилось, что первого сентября меня укусила пчела, – продолжает свой рассказ Галина Ивановна. – Глаз распух так, что походил на щелочку. Лохматая, босиком, в единственном, к тому же выцветшем платье, я шагала в школу. В первый раз в первый класс! По дороге меня догнала мама. Переодела в новое сатиновое платье. Как сейчас помню: красное, в белый горошек. Наспех причесала, умыла.
Так босиком я ходила в школу до третьего класса. Пока не появились доставшиеся от кого-то рваные валеночки. В них я ходила и зимой, и летом. Но как-то отправили меня на покос, сено возить. А конь оказался с норовом. Понесся во всю прыть. Я его никак остановить не могла. Ветки по лицу хлестали, сердце колотилось в страхе, а он несся непонятно куда. Неизвестно, чем все закончилось, если бы сестра не остановила коня. Но во время бешеной скачки с меня слетели валенки. Так мы их и не нашли. Это, конечно, была невосполнимая потеря.

А до первых своих новеньких ботиночек мне еще надо было дожить. Тяжелые условия жизни сказались на здоровье. Я буквально таяла на глазах, теряя вес. Причиной были больные легкие. Родители решили срочно определить меня в санаторий. Но там, осмотрев меня, доктора запротестовали: «Девочка в критическом состоянии. Неизвестно, сколько еще проживет»… Но после уговоров и слез родителей меня все-таки взяли в санаторий, где я жила и лечилась полгода. Узнав о моей болезни, тетя, которая жила где-то на севере, прислала 50 рублей. По тем временам это были огромные деньги. Узнав, какая я «богатая», с просьбой одолжить ту или иную сумму ко мне стали обращаться работники санатория. Я никому не отказывала. А потому могла бы остаться без денег. Тогда на помощь мне пришла врач, предложившая оставить деньги у себя на хранение. Замечательные врачи санатория, среди которых был и профессор, меня вылечили. А мама, когда забирала меня домой, разрешила купить на деньги все, что я пожелаю. Я выбрала портфель с двумя замками, кофту, ботинки и полный портфель ириса «Золотой ключик».

О мечтах и реальности

Как и все дети, я мечтала. Главная мечта была – путешествовать. У нас набралась целая группа ребят из восьми человек, чтобы построить плот и уплыть на нем. Куда – и сами не знали. Для этого собирали кости, сдавали их в магазин и копили деньги. Но однажды не удержались от соблазна, пошли и потратили деньги на любимый плиточный ирис!

И все же мечта о путешествиях не угасла. Я представляла себя в будущем проводником поезда, чтобы ездить по всей стране. А вот о чем я не мечтала – так это стать телятницей, как мама. Видела, как она уставала, как тяжел ее труд. Хотя родители воспитывали в нас, детях, большое трудолюбие. Да и мы брали с них пример.

Особенно односельчане уважали отца – Иоганна Иоганновича, который был мастером на все руки, работал бригадиром, а впоследствии – управляющим отделения совхоза. Я им гордилась.
В школе училась старательно, особенно успевала по гуманитарным предметам, писала стихи. Учительница всегда отмечала мои сочинения как лучшие. Я даже собиралась поступать в библиотечный техникум, но потом передумала. В дальнейшем, получив специальность бухгалтера-экономиста, трудилась в совхозе «Оракский». Когда вышла замуж и родились дочери, воспитывала их так, чтобы выросли достойными людьми.
В жизни мне выпало много испытаний. Но в самые трудные моменты словно открывалось второе дыхание. Я всегда чувствовала себя главной кормилицей семьи. И, когда это стало необходимо, мне хватило сил получить новую, хорошо оплачиваемую профессию – машиниста котельной. Стала работать на Березовской ГРЭС.
…На одном дыхании слушали мы Галину Ивановну, окунувшись в атмосферу далеких лет ее детства и юности. Мы очень благодарны, что она нашла время встретиться с нами и мы узнали много важного для себя.

У Галины Ивановны три замечательные дочери. Все получили высшее образование, стали успешными людьми. Младшая, Анна, — директор нашего любимого ЦЭВД (ТИ)! А внук Александр радует свою бабушку успехами в авиамоделировании.
В свои 72 года Галина Ивановна энергична, жизнерадостна, водит автомобиль. Настоящая современная женщина!
Говорят, человек проживает не одну, а несколько жизней. Ведь каждое время диктует нам свои условия, свои рамки. Наша собеседница жила в разные времена, при разных правителях государства. По словам Галины Ивановны, сейчас в ее жизни самый стабильный период. И хотя можно подвести итоги прожитому, жизнь продолжается. Мы желаем ей крепкого здоровья и бесконечной радости бытия!

Александр КОЛМАКОВ,
корреспондент
«Школы журналистики» центра

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.